НЕ-Я — противополагаемый "Я" один из членов второго основоположения наукоучения Фихте

Предыдущая199200201202203204205206207208209210211212213214Следующая

НЕ-Я— противополагаемый "Я" один из членов второго основоположения наукоучения Фихте, гласяще­го: "Я" полагает "Н." или "Я" полагает "Н." в "Я". Ис­ходным требованием всей философии Фихте является осуществление акта самополагания ("Я" полагает само себя"), следствием которого становится необходимость для "Я" определить самого себя, а значит — отличить себя от всего другого, противоположного ему, того, что является "H." ("H." не есть "Я"). Так как только "Я" по­лагается первоначально, то и противополагать можно только этому "Я"; более того, только само "Я" есть то, что противополагает, и таким противополагаемым "Я" есть "Н.". Данное положение наукоучения не должно трактоваться в том смысле, что "Я", полагая "H.", тво­рит тем самым природу и мир вне человека — т.наз. "ве­щи в себе". Фихтеанское "Н." не есть вещь вне нас, не есть нечто такое, что находится вне нашего сознания. Фихте совершенно отказывается от кантовской "вещи в себе", полагая, что "Н.", даже будучи отличным от "Я", полагается "Я" не где-нибудь, а именно в сознании (от­сюда: "Я" полагает "Н." в "Я"), т.е. "Н." само является только чем-то представленным в сознании, в "Я", его со­держанием и не более. В определенной мере отношение "Я" и "Н." может быть выражено через категории субъ­екта и объекта, в качестве двух необходимых первичных противопоставлений, содержащихся в акте самосозна­ния и мыслимых только по отношению друг к другу. Как субъект не может мыслиться без объекта, так и объект немыслим без субъекта. Дальнейшее развитие этого вза­имоотношения ("Я" и "Н.") осуществляется у Фихте че­рез категорию взаимодействия, выражающую взаимное определение ими друг друга. Так формулируется третье основоположение фихтеанского наукоучения: "Я" про­тивополагает в "Я" делимому "Я" делимое "Н.", из кото­рого следует затем разделение всего наукоучения на практическое и теоретическое. Так как "Я" и "Н." оба полагаются в "Я" и через "Я", как ограниченные друг

другом, то соответственно их объединение предполага­ет их одновременное взаимное ограничение, в котором с необходимостью содержатся два действия: 1) либо "Я" определено "Н." и между ними складывается причинное отношение основания и "Я" оказывается теоретичес­ким; 2) либо "Н." определено "Я" и между ними склады­вается причинное отношение цели и действия, а "Я" оказывается практическим. Соответственно, системы теоретического и практического наукоучения становят­ся двумя координированными рядами, образующими связанное целое, в котором реальность "Н." может быть уяснена только из теоретического "Я", а необходимость последнего — из практического "Я". Таким образом, Фихте преодолевает кантовский дуализм и обосновыва­ет единство теоретического и практического "Я", пока­зывая основополагающую роль практически-деятельностного отношения к миру.

Т.Г. Румянцева


7270916601327403.html
7270960433269195.html
    PR.RU™